Знаменитого ульяновского палеонтолога отстранили от проекта по созданию геопарка

Формальная причина отстранения — возраст. Дескать, нужны молодые и энергичные

11.04.2018 в 13:42, просмотров: 635

В Ульяновской области построят новый палеонтологический музей. Располагаться он будет в селе Ундоры, где каждый год на берегу Волги находят ценные окаменелости. Ученый Владимир Ефимов 25 лет назад создал в Ундорах первый палеонтологический музей, по его инициативе окрестности села получили статус охраняемой территории. Ефимов открыл здесь более 20 ранее не известных науке видов ихтиозавров (в их числе — ундорозавр, названный в честь Ундор, и симбирскозавр — в честь Симбирска).

Знаменитого ульяновского палеонтолога отстранили от проекта по созданию геопарка
Фото: Виктория Чернышева

Однако когда «запахло» большими деньгами, Владимира Ефимова, по сути, единственного ученого-палеонтолога высочайшего уровня в регионе (и входящего в число опытнейших исследователей в стране), отстранили от проекта.

Отправили на пенсию

В прошлом году ульяновские власти в очередной раз заговорили о создании в районе Ундор масштабного геопарка, который может войти в сеть ЮНЕСКО. Проект уже имелся — Ефимов разработал его более десяти лет назад. Владимира Михайловича попросили представить его чиновникам от архитектуры. А после вызвали в минкульт. Ученый подумал, что с ним будут обсуждать перспективы геопарка. Но его… уволили — не продлили контракт.

Причину ученому назвали обидную: для создания геопарка требуется очень много сил. Ефимов — человек пожилой, а нужен молодой, энергичный человек. Владимира Михайловича это расстроило и удивило: да, ему 64 года, но он активен и бодр, ездит в экспедиции, занимается раскопками и научной работой.

Фото: Виктория Чернышева

После того, как ему сказали «До свидания», ученый забрал из ундоровского палеонтологического музея образцы, которые собирал сам в свободное от работы время и препарировал на свои деньги.

Делалось это не от хорошей жизни. Волга каждый год обнажала на берегу новые ископаемые, которые нужно было доставать. Если этого не делать, в следующем году обнажения скрывались под оползнем. Владимир Михайлович писал письма, просил выделить средства на проведение этих работ. Но палеонтологические изыскания для ульяновских чиновников — явно не важная статья расходов. А потому, чтобы материал не пропал, Ефимов вкладывал свои средства. На все находки у него есть подтверждающие документы.

— В числе экспонатов ундоровского музея были уникальные голотипы — эталоны нового вида. Они были найдены в 70-80 годы, когда в Ульяновской области еще не было палеонтологического заказника. На эти эталоны равняются, они должны храниться в государственном музее. Я неоднократно предлагал губернатору и нашему министерству культуры передать образцы в музей, но с условием — если их будут достойно хранить. Но это предложение так и осталось без ответа. Поэтому я был вынужден на собственные деньги построить хранилище и лабораторию: голотипы хранятся у меня, — рассказал ученый.

После того, как Владимир Михайлович забрал из музея экспонаты, разразился скандал: экспозиция, по сути, перестала быть ценной. В музей приехала проверка, шумиху подняли СМИ. Ефимова пригласили на «откровенный разговор» в Общественную палату региона. Там ученого заверили, что его ценный опыт нужен. И пусть Владимир Михайлович не будет директором — научные знания обязательно будут использованы…

Раздал коллекцию

О том, что слова так и остались словами, стало ясно после совещания, на котором обсудили строительство нового палеонтологического музея. «Это очень серьезный и важный проект, требующий больших вложений, поэтому осуществлять его мы будем в несколько этапов. В 2019 году мы затратим на реализацию первого этапа 20 миллионов рублей, весной приступим к работам, а к концу года должны сдать объект», — заявил ульяновский губернатор Сергей Морозов.

О проекте докладывал новый директор ундоровского палеонтологического музея Илья Стеньшин. А Ефимова на совещание не позвали.

— После той встречи в Общественной палате (это было прошлой осенью. — Ред.) со мной никто не связывался. Не поступало никаких предложений, даже о консультации по проекту геопарка. О том, что там происходит, я узнаю из новостей по телевизору, который иногда включаю. Насколько я понял, под «Ундорию» смогли выбить большие деньги. И им удобнее работать с надежным и предсказуемым человеком. А я непредсказуем, — говорит Владимир Михайлович.

Фото: Виктория Чернышева

Случай беспрецедентный: в регионе создают геопарк, который войдет в сеть ЮНЕСКО. Проект серьезный не только по вложениям, но и с научной точки зрения. А единственного в регионе ученого, который четыре десятка лет досконально изучал территорию, придал ей особый статус, работал над созданием курорта Ундоры с лечебными минеральными водами, попросту «не позвали». В его знаниях, ценнейшем опыте не нуждаются.

Сам Владимир Михайлович хочет оставить след в науке, а потому безвозмездно передал экспонаты из своей личной коллекции в музеи, с которыми сотрудничал. Он уже отправил около тысячи образцов в 10 музеев, в том числе, в Санкт-Петербург, Оренбург, Орск, Белгородскую область. О том, что такое возможно, ученый заявлял еще в прошлом году. «Если у меня сейчас не решается вопрос с ундоровским музеем, я продаю их в центральные заведения. У меня есть несколько предложений от палеонтологического института, музея Вернадского, Казанского музея естественной истории, где мы делали залы. Они готовы принять голотипы для своих эталонных коллекций», — прокомментировал тогда Ефимов.

А вот новому палеонтологическому музею ценные экспонаты, скорее всего, не достанутся.

— Я проработал заведующим музея 25 лет. И за один день был уволен практически без объяснений. Должен ли я что-то отдавать? Как бы поступили на моем месте другие? — с горечью говорит ученый.

Его опыт и знания ценят в других регионах и странах. Владимиру Михайловичу уже предложили создать палеонтологический музей в Казахстане, в Уральске пригласили преподавать в местном педуниверситете. Ученый уже презентовал найденный там вместе со школьниками новый вид ихтиозавра, названный казахстанозавр. Перспектив много, но жаль, что все они — далеко от той территории, которой Ефимов отдал 40 лет жизни.

А что же «Ундория»? Смогут ли создать полноценный геопарк без участия ученого, который знает об уникальном месте все «от и до»?

— Без информации, которая была мной собрана и накоплена, создать полноценный геопарк невозможно. Так что, по сути, его будут развивать на пустом месте. Чтобы появилась ценность, должен пройти не один десяток лет.