Пока жареный петух не клюнул

В Ульяновской области пытаются разрешить резонансные экологические конфликты

19 октября 2017 в 11:10, просмотров: 1810

В Год экологии в Ульяновской области по иронии судьбы произошло несколько резонансных экологических происшествий. Местные чиновники пытаются их разрулить, однако сделать это удается не всегда.

Пока жареный петух не клюнул
Фото: Виктория Чернышева

Как погибла Красотка

Жуткое ЧП, достойное сценария для фильма-катастрофы, произошло в поселке Мулловка Мелекесского района. Населенный пункт, расположенный в нескольких километров от «города ядерщиков Димитровграда гордо именовал себя «пирожковой столицей». Пирожки, которые выпекают в местных придорожных кафе действительно очень вкусные. Вот только теперь Мулловке впору называться «столицей барды».

Виновником экокатастрофы областного масштаба стал местный завод по производству спиртосодержащих настоек (в народе именуемых фанфуриками) под названием «Гиппократ». Отходы — зловонную барду (субстанцию этилового спирта, относящуюся к 5 классу опасности) — предприятие сливало в котлованы, вырытые в чистом поле. Эти хранилища принадлежали ООО «Агромаяк», которое, спустя некоторое время, продавало видоизменившуюся барду как удобрения.

Таким, дедовским, способом отходы «перерабатывали» много лет. Местные жители называли бардохранилища «скотомогильниками» из-за их жуткого запаха. И надеялись, что жижа не попадет в расположенный поблизости пруд Красотка.

Но страшное случилось. Дамбу, которая отгораживала запасы барды, превращающейся в удобрения, прорвало. Поток был столь сильным, что практически залил расположенные рядом дома — их жителей пришлось срочно эвакуировать. 

По селу сразу же распространился едкий удушливый запах. Прибывшие намного позже эксперты зафиксировали, что в воздухе были превышены предельно допустимых концентраций по фенолу (в 1,1 раза) и формальдегиду (в 3,8 раза). Многие местные жители пожаловались на симптомы отравления, у них обострились хронические заболевания.

В Красотке погибла абсолютно вся рыба. Сельчане со слезами смотрели на то, во что превратился пруд. Воду из Красотки спустили в  водоем, расположенный ниже — Фабричный пруд. А оттуда загрязненная вода попала в приток Волги, реку Черемшан. До великой русской реки, таким образом, барда тоже добралась.

Фото: Виктория Чернышева

Правоохранители из различных ведомств сообщили об итогах проверок. Региональный Росприроднадзор возбудил три административных дела — по факту загрязнения воздуха, почвы и воды в прудах. Ульяновская межрайонная природоохранная прокуратура выяснила, что котлованы для барды были обустроены без разработанного проекта рекультивации, проекта и журнала на производство земляных работ (что, в общем-то, было ожидаемо). К слову, барду сливали в пять котлованов глубиной 3-4 метра: их вырыли неподалеку от Мулловки, на земельных участках сельскохозяйственного назначения. Еще в марте суд обязал ООО «Агромаяк» провести рекультивацию этих земель, однако никто ничего так и не сделал.

Красотка погибла. Пробы воды показали превышение ПДК: аммония-иона (в 434 раза), фосфата-иона (более чем в 100 раз), железа (в 75 раз), нефтепродуктов (в 12,8 раз), сульфат-иона (в 1,11 раз). Ущерб от гибели рыбы составил 2,34 миллиона рублей. Рекультивация же водоема обойдется в сумму, как минимум, в 10 раз большую. Нужно спустить всю воду, очистить ядовитый ил, который копился здесь десятилетиями и даже забил все родники, питающие пруд.

Наконец, Следственный комитет по Ульяновской области возбудил-таки уголовное дело «из-за массовой гибели рыбы в результате нарушения правил охраны окружающей среды при эксплуатации промышленных объектов» (статья 246 УК РФ).

О том, что такое ЧП может произойти, местные жители твердили давно. Завод по производству фанфуриков никогда добропорядочностью в экологическом плане не отличался. Два года назад природоохранная прокуратура определила, что предприятие сбрасывало сточные воды в пруд и загрязняло атмосферу, и возбудила ы административные дела в отношении должностных и юридических лиц. Но воз остался на месте — до тех пор, пока не произошел прорыв дамбы. Мулловцы писали в Генпрокуратуру, жаловались во многие инстанции, но никакой реакции не было.

После ЧП уставшие от безразличия властей жители опубликовали петицию, с требованием остановить загрязнение родных мест, с эмоциональным заголовком «Задыхаемся!». Они предполагают, что виновник ЧП так и останется безнаказанным. Как уже бывало не раз.

«Судя по всему, у производителей фанфуриков очень хорошие покровители, раз им все сходит с рук», — выдвигают свою версию сельчане.

Лунные пейзажи

Второй громкий экоконфликт, о котором МК уже писал — бунт жителей нескольких сел против строительства китайского цементного завода. Он обнажил еще одну важную проблему. Предприятия, производящие цемент, зачастую ведут себя как саранча: разрабатывают месторождения, но не рекультивируют их, оставляя после себя «лунный ландшафт». Один такой пейзаж расположен около поселка Большие Ключищи.

Фото: Виктория Чернышева

Раскопанные два десятка лет глубокие карьеры заполнились водой. К образовавшемуся водоему не подойти — слишком крутые берега. Протестующие против цемзавода жители рассудили, что раз никто не рекультивирует это месторождение, такой же пейзаж может появиться и возле их сел — на месте грибных лесов и полей.

На днях по инициативе регионального правительства на старых карьерах прошел плановый рейд Роспотребнадзора по Ульяновской области.

— У «Ульяновского карьероуправления» сейчас имеется пять действующих лицензий. Подготовку и согласование проекта рекультивации необходимо сделать не позднее чем за 6 месяцев до срока завершения отработки месторождения. Понятно, что этот процесс долгий, а потому мы уже внесли предостережение по одной из лицензий, которая заканчивается в 2018 году. Нужно заблаговременно приступить к разработке проекта и рекультивировать участок, — пояснил руководитель регионального управления Росприроднадзора Александр КАПЛИН.

Увы: многие предприятия привыкли работать «здесь и сейчас», а дальше — хоть трава не расти. За невыполнение лицензионных требований предприятию грозит штраф — от 300 до 500 тысяч рублей на юрлицо. Сумма, в масштабах крупного завода, мизерная. Также руководителю грозит дисквалификация на определенный срок.

Для того, чтобы побороть эту порочную практику (а, заодно, и снять хотя бы один вопрос, который выдвигают протестующие против цемзавода), ульяновские чиновники предложили изменить правила игры.

— Вместе с региональным Росприроднадзором мы решили предложить консолидированной комиссии, которая будет рассматривать и утверждать лицензионные соглашения, ужесточить требования. Приступать к рекультивации не через 20 лет, а через более короткий срок, в процессе разработки месторождения. В ближайшее время определимся,  какой объем выработки карьера должен быть максимальным для начала рекультивации. И с этой жесткой позиции будем выступать», — прокомментировал председатель Правительства Ульяновской области Александр СМЕКАЛИН.

Пока сложно сказать, чем именно обернется это обещание. В любом случае, на проблему «лунных пейзажей», которой не один десяток лет, наконец-то обратили внимание. Но, как и в случае с Мулловкой, только после того, как клюнул «жареный петух».




Партнеры