«Путин, спаси наш лес»

В Ульяновской области продолжает разгораться «цементный» конфликт

22 сентября 2017 в 13:19, просмотров: 1655

В Ульяновской области продолжается «цементный» конфликт. Жители четырех сел Тереньгульского района активно протестуют против строительства по соседству с их населенными пунктами крупного завода и разработки месторождения. Соглашение о строительстве цементного завода правительство региона подписало с китайской компанией «Анхой Конч». Инвесторы пообещали вложить в предприятие 500 миллионов долларов и выпускать 5 000 тонн цемента в сутки. 

«Путин, спаси наш лес»

«Сердце обливается кровью»

Накануне визита президента РФ Владимира Путина в Ульяновск сельчане решили устроить флешмоб. Они выехали в поле — место, обозначенное в качестве потенциальной площадки для строительства завода – и выложили своими телами фразу «Путин ,спаси наш лес». Надпись сняли с квадрокоптера, видео выложили в интернет. В акции приняли участие более 70 местных жителей.

Собравшиеся в поле сельчане эмоций не скрывали.

— Я родом из Скугареевки, а родилась вот здесь, недалеко, в Поником Ключе, где хотят копать месторождение. Это моя земля, у меня душа горит и болит, сердце обливается кровью. Хотят уничтожить такую красоту! Мозги сейчас заняты только долларами и евро. Я не видела ни то, ни другое, мне земля нужна. Сказали бы охранять круглые сутки — охраняла бы, — говорит пенсионерка Наталья Романова.

— Мы здесь протестуем за наших детей и внуков, которые работают. Их ломают через коленку, а нам терять  нечего, бежать некуда. Нам тут жить, — рассказывает жительница села Ясашная Ташла Любовь Усова. — Я сама — член «Единой России». Но понять не могу, что в стране происходит. Я в шоке: где наши, почему иностранцы, неужели стране так нужен цемент, что нужно это все погубить? Приходите лучше к нам земли пахать. Почему американцы разводят для нас кур, куропаток. Неужели сами не можем?

Против строительства в Тереньгульском районе цементного завода подписались более пяти тысяч человек. Сельчане рассказывают, что на самом деле противников больше. Просто не все могут открыто выразить свое мнение.

— В наших селах бюджетников, на которых можно повлиять, ломают. Поодиночке опрашивают на работе: «За или против?». Если против — пиши заявление на увольнение. Так в районной больнице было, в школе, — рассказывают женщины. — За примером далеко ходить не надо: заведующую детсадом, которая первой подписи собрала против строительства, уже уволили.

— Нас обвиняют, как будто нам хлеб с маслом приготовили, морковку, картошку, рожь, пшеницу, а мы, такие негодные, не хотим брать. Но это же не так, — подводит итог Любовь Усова.

Фото: Виктория Чернышева

Аргументы, почему в Тереньгульском районе не стоит строить цементный завод, приводит ульяновский бизнесмен Наири Чатинян. Чиновники называют его «миллионером», подозревают в том, что он платит протестующим и отказываются общаться. На следующий день после акции Чатиняна с трудом пустили в здание Законодательного собрания региона (несмотря на то, что он пришел к депутату). Но так и не дали выступить на заседании, где обсуждалось строительство цемзавода.

— Чувствуете, куда дует ветер? Прямо на села — они за этой лесополосой веером, как на ладони. Если завод построить здесь, на пригорке, с 80-метровой трубой, цементная пыль будет сыпаться как раз на Солдатскую Ташлу, родную мою Скугареевку, Подкуровку и Ясашную Ташлу. Может, Левитас (эколог, утверждающий, что цемзавод будет безвредным - ред.) и прав, и на расстоянии 1,5 километра пыли не будет. Но она будет в наших селах, — поясняет Наири Чатинян. 

По его мнению, власти преследуют сиюминутную выгоду: продать землю, отчитаться об инвестициях. А нужен комплексный подход.

— Для этих мест — экотуризм, экоотдых, турбазы. Это густонаселенная агломерация: в пиковые периоды здесь проживает до 10 тысяч человек, вместе с дачниками. Это больше в два раза, чем в райцентре. Экономика поселения запитана именно на дачниках: это отдых, лес. Мы сделаем так, чтобы эта территория получила статус особо охраняемой, и никогда здесь не было бы ни цементного завода, ни месторождения. Пример есть: Бутырская гора, которая стоит на балансе как месторождение, но разрабатывать ее можно только с вертолетов. Она окружена землями нацпарка, — говорит Чатинян. 

Фото: Виктория Чернышева

А депутаты «за»

Аргументы в пользу строительства завода на последнем заседании Законодательного собрания высказал председатель Правительства Ульяновской области Александр Смекалин.

— Члены рабочей группы выезжали непосредственно на месторождение. Оно является стационарным объектом и его невозможно перенести, это первое, от чего мы отталкивались. По настоятельному требованию жителей было принято решение определить возможную площадку под предприятие на землях промышленности, согласно генплану, утвержденному в 2008 году. Удаленность от населенных пунктов такова: Екатериновка — 5,7 километра, Стоговка — 6 километров, Скугареевка — 8,8 километра, Подкуровка — 9 километров, Суровка — 6 километров. Если мы возьмем и детализируем удаленность от жилых микрорайонов основных производств цементной отрасли, то уже действующий Новоульяновский цементный завод — это всего один километр, Сенгилеевский цементный завод — 700 метров. То же — в других регионах, например, Пензенской, Саратовской областях. Так что выбранная площадка будет самой удаленной от жилых домов на территории России. При этом названные предприятия используют технологии «двух шагов» назад, — пояснил глава регправительства.

Мнения на заседании Заксобрания приводились разные. Одна из участниц общественного движения «За благополучную экологическую среду» (созданного после начала «цементного» конфликта), Валентина Вечкутова, пояснила, что, по сути, вся эта ситуация — назревший нарыв, который прорвался.

— Это полное игнорирование жителей поселения, полное игнорирование со стороны депутатского корпуса. Людей довели до того, что они встали стеной, отстаивая свою землю. Все умалчивают о том, что построят железную дорогу, машинами цемент возить не будут. Она разрежет Подкуровское поселение. Людей можно понять: их обманывают десятилетиями, а теперь говорят о новом инвесторе, который начнет творить чудеса, и все заживут счастливо. Пока же те, кто к нам приезжает, видят гнилые окна в детских садах и школах. Люди не верят власти, и в этом главная проблема, — пояснила свою позицию Вечкутова.

Работник Сенгилеевского цемзавода Оксана Васильева попыталась защитить свое предприятие, на которое в последнее время идут нападки. Но признала, что так как цемзаводов много, возникает профицит продукции. Строительство нового предприятия может привести к еще большему перенасыщению рынка, сокращению сотрудников на других заводах.

Руководитель общественного движения «За развитие Тереньгульского района» Ирина Буйлина заявила, что инвесторы нужны, все опасения развеяны, обещан строгий контроль экологических норм.

— Пусть к нам приходят и другие инвесторы, я это заявляю от большинства жителей Тереньгульского района, — высказалась Буйлина.

Министр здравоохранения региона Рашид Абдулов привел оптимистичную статистику, что заболеваемость бронхиальной астмой, раком бронхов, трахеи и легких в городах, где есть цемзаводы, за пять лет снизилась на треть.

Александр Смекалин уточнил, что железная дорога уйдет в сторону от протестующих сел. В итоге депутаты проголосовали за строительство завода на максимальном удалении от населенных пунктов. 

Альтернатива есть

Протестующие намерены стоять на своем до последнего.

— Китайцы просто так сюда не зайдут. И власть не зайдет: на каждом этапе они будут с тяжелыми боями брать эту землю. Вы видели настроение людей. Не получится просто и легко. 5 000 человек сказали нет, и все они местные. Как они будут их переламывать, не знаю, — говорит Наири Чатинян.

По его мнению, выход прост: не рваться любыми силами посадить завод, а остановиться, посчитать, провести серьезную экологическую экспертизу. Посмотреть, как рекультивируются карьеры действующих цемзаводов. А после проанализировать, нужно ли региону третье такое предприятие.

Сельчане уверены, что альтернатива расположенному рядом с ними «уникальному месторождению» есть.

— Меловые горы идут по направлению к Пензенской области, нужно лишь разведать новое  месторождение, в безлюдном месте. У нас есть жизнь: люди дома строят, дети рождаются. А южные поселения пустуют. Вдохните жизнь туда, вложите инвестиции, — резюмируют жители.

 




Партнеры